Ларош
Вянь и пропадай
А помнишь? Белые чайки на Чёрной речке,
и мимо бегут случайные
человечки,

и мы с тобой,
будто в тайне боясь утечки
имён, кислорода, молодости сквозь пальцы,

стремимся к горизонтали в жилом пространстве
гостиницы безымянной, где ночь внутри?
Я тоже не помню.

Пусто, как ни старайся.
А вспомнишь чего - забудь,
а создашь - сотри.

Ведь так, из тобой забытого получаются
стихи о любви,
которые многим нравятся,

это - вальсовый метод,
радуйся и смотри
на стихи о любви, которые любят многие,

на мой вынужденный повтор,
мою демагогию
и на "раз-два-три", "раз-два-три", "раз-два-три"

забывай до последнего звука, последней точки,
забывай до неузнаваемости предплечья,
забывай темноту и наволочку в цветочки,
и прохожих, и белых чаек на Чёрной речке, -

забывай,
как пустой букварь и ничьи глаза,
как шестой новый год,
бокаловую расколотость.

Чтобы мне по-прежнему было,
о чём сказать,
когда кончатся кислород, имена и молодость,
не оставив ни снов, ни опыта, ни рубцов.

Принцип лёгкости вальса: птицы, река, красавица.

Всё, что ты обо мне не вспомнишь
в конце концов -
это всё, что в конце концов от меня останется.

– Егор Сергеев